на главную
я
театр
кино
пресса
фото
видео материалы
контакты
блог

Пресса



Интервью для портала "CloudWacher-Times" 8 октября 2008



Наталья Лесниковская: Каждый человек – это вселенная

Ксения Данцигер
С Натальей Лесниковской мы встретились в кафе. Увесистый чемодан в руке, открытая улыбка: «Я же только что прилетела». Умение быстро и много работать приходит после сериалов, - считает Наталья Лесниковская. Она говорит быстро, четко и по делу. «Мне еще текст повторить, - кивнула она на ворох печатных листов с ее пометками на полях, - через полчаса пробы…» Кажется, не только сериалы, но и вообще профессия скучать не дает. Зато и отдача за труды ощутимая – к своим 26 годам Наталья сыграла ведущие роли более чем в двадцати картинах.  Наверняка, это далеко не предел.

- Послушай, ты сейчас не только успешная актриса, но и совершенно независимая женщина. В таких люди видят тех самых пресловутых феминисток…. 
- Для меня это очень насущный вопрос. Потому что был момент, когда я соединяла жесткость профессиональную и женскую. Поскольку я росла без отца, у меня не было опыта общения с мужчинами. И мне казалось, что чем больше я буду самостоятельна, тем будет лучше. Даже предложения купить шоколадку я воспринимала в штыки. Именно по этой причине во многих интервью я  говорила, что не смогу жить с актером -  эти люди сами не защищены. Потом я поняла, что мужчине нужно чувствовать себя необходимым. Поэтому сейчас я разделяю достаточно жесткую актрису Наталью Лесниковскую от мягкой женщины Наташи Лесниковской.

- Существует много актерских семей, которые счастливы вместе долгие годы. Ведь обычно люди выбирают друг друга не по профессиональным качествам…
- Да, я согласна с тобой. Бог сам решает, кто и с кем должен быть.

- Потом, мне все-таки кажется, что при всех неприятностях и издержках, актерство -хорошая профессия.
- Отличная! Я сейчас вернулась с фестиваля в Благовещенске, где была со спектаклем «Восемь женщин». Там на пресс-конфереренции мы с журналистами обсуждали, зачем вообще нужна эта профессия. Вот лично для меня она нужна для внутреннего раскрепощения. В школе я была зажатым, закомплексованным подростком. Театральная студия и институт дали мне возможности для личностного роста.
У меня все началось, наверное, обыкновенно. Нас с классом буквально насильно привели на спектакль с Сергеем Безруковым, в котором он играл Есенина. И это оказалось так здорово! Ведь театр может быть не скучным! Вот тогда я и пошла в театральную студию, начала заниматься и поняла, что это мое. А сейчас я, наверное, наверстываю то, что не дополучила в подростковом возрасте: общение, свободу, внутреннюю уверенность…

- Скажи, чем был обусловлен выбор института?
- В первый год я поступала только в школу-студию МХАТ, поскольку была влюблена в Сергея Безрукова, Евгения Миронова, Театр п/р Табакова. Я ходила туда на подготовительные курсы, но так и не поступила. В тот год я пошла работать в обменный пункт на бирже, а на следующий уже поступала во все институты, и меня взял к себе Геннадий Викторович Хазанов. Обычно существует такая практика: ты поступаешь во все институты, но где-то тебе говорят, что тебя возьмут только на конкурс, где-то вообще не возьмут, а кто-то может сказать, что возьмет сразу.  Но до сих пор поступление вызывает во мне самые жуткие воспоминания.

- А когда наступил момент, когда ты поняла, что ты как профессионал что-то можешь?
- Когда я не поступила, я поняла, что у меня не получается, но я так же осознала, что я очень этого хочу. Но если у меня такое дикое желание, думала я, то надо действовать. Потому что мои сверстники вообще не знали, что им нужно в жизни. Для себя я решила, что буду поступать столько раз, сколько будет нужно.
Поступив в институт, я так старалась, так хотела учиться, что я приносила по десять этюдов, но из них ни один не получался. Мне однокурсники говорили: ты принеси один, но сделай его хорошо и спокойно. Весь первый курс у меня был такой стресс, что я серьезно думала, что может быть это не мое. Меня спасало только то, что какой-то внутренний голос говорил: пусть у тебя не получается, но надо работать, работать, работать... В конце первого курса существует такая практика, что все педагоги – танец, актерское мастерство, речь – обсуждают каждого студента. И вот переходят ко мне. Педагог по танцу говорит: «У Наташи, конечно, нет координации, но она так старается!» Следующий педагог по пантомиме: «Наташа много приносит этюдов, конечно, не все получается, но она так старается!» И в заключении Геннадий Викторович Хазанов: «Наташа старается…» Кажется, тогда мне даже пятерку по мастерству поставили, хотя у меня ничего не получалось. И так я просуществовала до середины второго курса. И вот когда мы готовили отрывок «Восемь любящих женщин», меня и прорвало…

- А что случилось?
- Для меня показатель хорошего актера – это свобода, потому что внутри каждого человека есть вселенная. Мы же, как сосуды, принимающие информацию из космоса. И у кого эта связь закрыта, тот может только искусственно что-то изображать. А задача педагогов в институте, режиссеров в театре и кино – раскрыть актера. Насколько в нем велика область свободы, настолько он и интересен. И вот тогда в середине второго курса, в состоянии усталости и офигения я вдруг начала заниматься делом. Появился какой-то кураж, кайф. Главное, было запомнить это состояние.  Как ни парадоксально, но чем меньше тебя заботит то, как ты делаешь свою работу, тем лучше у тебя получается. Когда ты знаешь, что делаешь, у тебя просто не остается времени думать о том, кто на тебя смотрит и как. В этом путь к свободе.

- Дальше в актерской профессии у тебя были похожие переживания?
- Это репетиции с Леонидом Ефимовичем Хейфецем, который за полгода дал мне в понимании своей профессии почти столько же, сколько обучение в институте. После репетиций с ним для меня мир открылся, я поняла, чем нужно заниматься на сцене. Он дал мне школу, профессиональную систему работы.

- Ты больше известна благодаря кино, но это же совсем другое, нежели работа в театре.
- Я начала сниматься со второго курса и, честно говоря, на свои первые работы я сейчас смотреть не могу. Я ничего не умела и не понимала. Кино - не другое искусство, в кино просто другая степень достоверности.

- Мне кажется, ты очень темпераментный человек...
- Привычка внешне выражать темперамент, сериальная. Когда ты «лабаешь» по 15 сцен в день, у тебя нет права на ошибку. А вот Юрий Мороз, у которого я снималась в «Братьях Карамазовых» учил меня быть иной, он вытащил из меня такое, чего я сама в себе не подозревала. Он как-то рассказывал, что по тому, как входит актер к нему на кастинг, он видит киношный он или сериальный. Киношный актер не такой моторный, более естественный и открытый.

- Почему так?
- В сериале приходится много и быстро работать. При этом сценаристы не всегда могут что-то придумать и получаются какие-то очень неправдоподобные вещи. В одном сериале сцен пять я плачу. Прижимаю к груди фотографию любимого и снова плачу…

- Так может быть, это проблема нашего производства? Есть же хорошие западные сериалы.
- Я не знаю, как они делаются! И меня всегда восхищают, скажем, американские актеры. Они же очень органичные. Мы как-то с одним режиссером обсуждали, почему они такие. Мне кажется, все дело в их менталитете, они более свободные, более раскованные, они не пытаются что-то доказать кому-то, они естественные, такие, как они есть. Мы же вечно что-то из себя выжимаем, изображаем.

- Я почему спросила тебя про темперамент. Ты с такими открытыми эмоциями, не боишься минорных ролей?
- Нет, не боюсь. Ты меня сейчас увидела, в данный момент я темпераментная, а в принципе, я спокойный и порой даже склонный к депрессиям человек. Но, я тебе больше скажу, в институте мне так близки были Бунин, Тургенев, Куприн, Чехов, Достоевский. Но как только я стала показывать комедийные отрывки – у меня все пошло. Вот так случается – тебе нравиться одно, а обаятельна ты в другом. 

- Нередко случается так, что актера или актрису начинают воспринимать только в одном определенном ракурсе.
- Это действительно опасно, когда тебя увидели в одной роли и потом предлагают похожие. После «Детей Ванюхина», где я сыграла такую сексапильную злодейку, посыпались такие же предложения. Тогда я сделала новую фото-сессию, где я нежная и романтичная. Когда меня вызывали на кастинги на роли стерв, я приходила с девичьими косичками… В итоге я добилась своего, у меня пошли другие предложения и роли.

- Скажи, ты мечтательный человек?
- Да! Я мечтательна, и я считаю, что путь к мечте - и есть счастье. То, что я сейчас занимаюсь своей любимой профессией, это как раз исполнение мечты.


НАША СПРАВКА

Наталья Лесниковская закончила РАТИ (курс Г. Хазанова) в 2004 году. С 2004 года актриса театра им. Маяковского, где занята в спектакле «Женитьба», «Приключения Красной Шапочки». Помимо этого играет в спектаклях: «Сыновья его любовницы» (продюс. Центр Оазис), «Восемь женщин» (Театральный дом Миллениум), «Мармелад» (Театр «Практика»), «Ваал» (Центр драматургии и режиссуры п/р М. Рощина и А. Казанцева). Фильмография актрисы – более 30 картин, среди которых «NEXT», «Дети Ванюхина», «Покушение (Сармат 2)», «Сестры по крови», «Братья Карамазовы», «Она сказала «ДА»», «Сиделка» и др.



«« назад