на главную
я
театр
кино
пресса
фото
видео материалы
контакты
блог

Пресса



Интервью в журнале "Сударушка" сентябрь 2007




Наталия ЛЕСНИКОВСКАЯ: Мне навязывают амплуа сексапильных красоток
родилась в Москве, в семье не связанной с миром творческих профессий: мама – математик, папа – мастер спорта. Стать актрисой решила в 7 классе, когда в Театре Ермоловой увидела спектакль «Жизнь моя, иль ты приснилась мне», в котором блистал Сергей Безруков. С красным дипломом окончила ГИТИС.
Сегодня на счету Наталии Лесниковской роли в популярных телевизионных проектах: «Сестры по крови», «Путейцы», «Близкие люди», «Дети Ванюхина», «Новый русский романс», «Адвокат», «Жизнь продолжается» и др.

– Наталия, большинство актеров уже в детские годы проявляют свои артистические наклонности, занимаясь в кружках и студиях. А как было у вас?
– Я не могу сказать, что мечтала стать актрисой с ранних лет. В детстве со своим младшим братом я устраивала дома кукольный театр, с двоюродными сестрами разыгрывала домашние спектакли, изображая то Фею, то Бабу Ягу. Я думаю, что такие игры свойственны всем детям, и в этом нет ничего особенного. Я занималась художественной гимнастикой, посещала музыкальную школу, брала уроки рисования, пела в хоре. Настоящий интерес к театру пробудился во мне только в 14 лет, когда мы всем классом с нашей учительницей литературы, которая была заядлой театралкой, пришли в Театр Ермоловой на спектакль «Жизнь моя, иль ты приснилась мне». Я была поражена постановкой и тем, что делает на сцене Сергей Безруков, играющий Есенина. Он был такой яркий, заразительный. После столь сильного впечатления я стала интересоваться театром, посмотрела все спектакли «Табакерки» и сама записалась в театральную студию.
– Знаю, что в школе вы не блистали оценками. Как вам кажется, почему?
– Да, училась я не очень хорошо. И даже не могу объяснить – почему так было? Ведь сейчас всему, что нужно для моей профессии, я могу учиться до бесконечности, добиваясь самых хороших результатов. ГИТИС окончила с красным дипломом, а вот все предметы, которые мы проходили в школе, казались ненужными и неинтересными.
Учителя всегда ждали от меня большего, говорили: «Ведь ты можешь, когда захочешь!» – и очень расстраивались, что я не проявляю интереса к учебе. Вдобавок ко всему я не очень контактировала с классом, держалась сама по себе, могла пойти на конфликт и всегда дать отпор даже мальчишкам. Где была моя женственность? Знаю только, что с тех пор я очень изменилась и, надеюсь, в лучшую сторону.
– А почему вы бросили занятия художественной гимнастикой?
– Я решила заниматься художественной гимнастикой, потому что увидела по телевизору трансляцию Олимпийских игр и сказала маме: «Я хочу вот так же выступать на соревнованиях». Записалась в секцию, но начала довольно быстро расти – для художественной гимнастики я была слишком высокой, к тому же возникли сложности в отношениях с педагогами, которые, желая мне добра, были очень строгие и требовательные, а я говорила: «Не надо делать мне больно!», когда меня сажали на шпагат, учили растягивать мышцы. В детстве я не понимала, что, если хочешь чего-то добиться, нужно приложить усилие, попотеть. Такой у меня был непростой характер. Но художественная гимнастика заложила во мне любовь к движению, к пластике. В ГИТИСе я с удовольствием занималась классическим танцем, акробатикой, пантомимой, жонглированием, степом. Сейчас, чтобы поддерживать форму, я занимаюсь джаз-танцем.

Как
я работала кассиром
– После окончания школы вы провалились в театральный вуз. Кем пришлось поработать до начала актерской карьеры?
– Мой рост 178 см. Казалось бы – мне прямая дорога в модели, но меня это не привлекало. Это сейчас почти каждая девушка с 14 лет мечтает попасть в модельный бизнес. У меня же было стойкое ощущение, что это абсолютно неприличное занятие. Когда я не поступила в театральное, месяц сидела дома и пыталась трудоустроиться. Но всюду требовались одни распространители. И тогда моя мама-математик, которая работает на бирже, устроила меня к себе – кассиром в обменный пункт. Это была совсем неинтересная работа. С 10 до 18 часов я сидела в закрытом помещении, день за днем меня окружали одни и те же люди. Но этот отрицательный опыт был необходим, он придал мне дополнительный импульс, чтобы найти профессию по душе. Я ходила на подготовительные курсы при Школе-студии МХАТ, занималась танцами, интенсивно готовилась к экзаменам в театральный вуз и, когда в итоге поступила в ГИТИС, отнеслась к своему студенчеству со всей серьезностью. Я помню, что мои однокурсники, которым легко досталось поступление – они поступили сразу же после школы, могли прогулять занятия, не посещали лекции. Я так вести себя не могла, потому что хорошо помнила тот год работы кассиром, когда я так мечтала об учебе. В жизни то, что не сразу достается, ценится гораздо больше.
– Вы учились на курсе Геннадия Хазанова. Этого блистательного артиста многие недолюбливают за его открытую критику бывших коллег по эстрадному жанру. А как вы воспринимали своего мастера?
– Для меня Геннадий Викторович – образец совершенного человеческого ума, мудрости, актерского таланта и великолепных организаторских способностей. То, что он ушел с эстрады, где сейчас господствуют «новые русские бабки», и предпочел стать драматическим артистом – это этап его жизненного пути.
А как педагогу я хочу ему сказать огромное спасибо. Он не только учил студентов актерскому мастерству, но и очень многих поддерживал финансово – находил возможность оплатить обучение тех ребят, кто не попал на бюджетные места. Иногородним помогал получить медицинское обслуживание в поликлинике. Любой студент не боялся обратиться к нему с какой-то насущной житейской просьбой или проблемой. И при этом как педагог он был очень строг. Мы всегда от него выслушивали заслуженную критику и принимали это с благодарностью, потому что это было справедливо.
– После вуза вы легко нашли работу по специальности?
– Я была старостой группы, обзванивала все театры, куда мы ходили показывать свои этюды. Примерно полкурса устроились как драматические артисты, остальные пошли на эстраду и в шоу-бизнес, кто-то не стал работать по специальности. Момент поступления в театр такой же сложный, как и поступление в вуз. Я рада, что попала в Театр Маяковского, здесь очень хорошая труппа.
– Что для вас главное – сериалы, кино или театр?
– Я очень хочу, чтобы это сочеталось. Для меня очень важно работать в театре, потому что на репетициях я получаю профессию, ведь вуз дает только азы актерского мастерства. В ГИТИСе нам создавали идеальные условия, всем доставались главные роли. А в театре нужно работать самому, добиваться ролей и постоянно учиться.
– Вы ощущаете конкуренцию в профессии?
– Я ее не просто ощущаю, а считаю, что она необходима. К конкуренции нужно относится с любовью, какой бы профессией ты ни занимался.
Где сильнее конкуренция, там нужно прикладывать больше усилий, а значит – и результат будет отличным.
– Актеры ревнуют друг друга к работе, к успеху. У вас когда-нибудь роли «уводили»?
– Если у тебя уводят роль, значит ты не справился. То же самое, как увели мужчину – значит он «увелся», не твой мужчина… или ты не его женщина. Если ты наполняешь образ содержанием, внутренней силой – значит, это твоя роль.

В душе должен быть порядок
– Есть ли у вас какие-то секреты успешного прохождения кастингов?
– Могу сказать, что в последнее время я научилась получать удовольствие от кастингов. Раньше, еще год назад, перед пробами у меня был страх, а сейчас я отношусь к этому проще. Я обнаружила удивительную закономерность: чем больше мне интересен проект, тем сильнее я волнуюсь и стараюсь все сделать хорошо, но от этого получается только хуже.
– Какой своей работой вы гордитесь больше всего?
– С моей внешностью мне часто предлагают роли сексапильных, неглубоких девушек. Поэтому мне очень дорога моя работа в сериале «Сестры по крови». Хотя на протяжении 100 серий было очень не просто создавать роль. Это была моя первая характерная роль.
Я играла несуразную необразованную грубоватую девчонку. В начале фильма она – настоящая чувырла, а потом превращается в красавицу. Я не боялась работать со своей внешностью. Помню, как на съемках произошел такой казус. Консьержка подъезда, где снимался эпизод, увидев меня, сказала: «Девочка, что же ты такая страшная на экране и такая красивая в жизни!» Как для актрисы это был для меня комплимент. При моей фактуре такого перевоплощения от меня никто не ожидал.
Это что касается работ в сериалах. А в кино у меня ролей пока немного. Очень дорога для меня работа с режиссером Юрием Морозом в картине «Дети Ванюхина». У меня там отрицательный персонаж, но мне удалось оправдать свою героиню. Персонаж получается положительным, даже если его поступки не очень хороши – и это можно назвать удачей.
– При такой занятости время на личную жизнь у вас остается?
– Я считаю, что в человеке все должно быть гармонично. Я не понимаю актрис, которые говорят: «Только работа. Никакой личной жизни». Отсутствие личной жизни отрицательно сказывается на работе. Необходимо, чтобы и в душе был порядок, и в деле, которым занимаешься. Но, конечно, сильная загруженность в профессии приводит к тому, что приходится сокращать время на общение с друзьями, с родными, с любимым человеком. Но я делаю все, чтобы на любви и дружбе не экономить.
– Ваш любимый человек из актерской среды?
– Нет. Для меня актеры – это «свои парни», и как мужчин я их не совсем воспринимаю. Мы с моим молодым человеком совсем разные и гармонично дополняем друг друга. Вообще когда двое любят – они всегда готовы идти на компромиссы. И это прекрасно. Свою личную жизнь я оберегаю и не хочу делать достоянием посторонних людей.
– Многие современные девушки считают сверхзадачей выйти замуж за олигарха. Что вы думаете о таких жизненных установках?
– Да, сейчас такие жизненные установки навязываются рекламой, глянцевыми журналами и модной литературой. Если девушка, то непременно – модель, если замуж – то за олигарха. Наверное, зерно разумности в этом есть, ведь сама природа так устроена, что самка хочет создать для своих детенышей максимально хорошие условия. Но не нужно все доводить до абсурда и искать мужчину по принципу – какая у него машина, какая квартира. Каждый выбирает свое. Как говорит героиня сериала, в котором я снималась: «Каждой кастрюле – своя крышка». Мне очень странно слышать от своих знакомых: «Да, я с ним живу. Деньги есть».
– «А любовь?»
– «Ну, я к нему не плохо отношусь». Кто-то делает свой выбор так: «Пусть буду хотя бы богатой, если не могу быть счастливой». Но ведь жизнь одна, молодость одна, и душа одна. Зачем продаваться? Если ты выбираешь партнера по карману, а не по сердцу, то за это придется платить.
– Для вас идеал отношений мужчины и женщины – это отношения мамы и папы?
– Нет, у нас в семье непростая ситуация: мне было 4 года, когда родители расстались. Я жила с мамой, а с папой виделась. Развод родителей – травма для любого ребенка, но сейчас такая стремительная жизнь, что очень мало стабильных семей. Люди знакомятся, живут вместе, потом, когда проходят чувства, расстаются… Я знаю, что то недолгое время, что просуществовала наша семья, мои родители были счастливы, и я люблю и маму, и папу.
– Вы очень красивая девушка. Наверное, разбили много мужских сердец?
– Не подсчитывала. Честно говоря, у меня никогда не было такой цели.
– А опыт безответной любви у вас был?
– Да, в студенческие годы. Безответная любовь – бесценный эмоциональный опыт, который пошел в мою актерскую копилку. Не испытав таких чувств в жизни, я бы не смогла сыграть очень многие вещи.

Для меня всегда открыт… красный
– Когда профессия стала приносить вам финансовое удовлетворение?
– Первые приличные деньги я заработала, когда снялась в сериале «Жизнь продолжается». Это было хорошее подспорье, потому что в семье у нас с финансами было не очень хорошо. Первые заработанные деньги я отдала маме, потом стала тратить свои гонорары на текущие потребности. Сейчас в театре у нас зарплата не очень высокая, главным местом заработка для актеров являются съемки.
– В ближайшее время планируете делать большие покупки?
– Собираюсь покупать автомобиль. Правда, когда вижу, какие очереди в автосалонах, с грустью понимаю, что те пробки, которые есть в Москве сейчас, через пару лет будут казаться нам детскими шалостями. Судя по моему стилю вождения, мне нужен спортивный автомобиль или джип, потому что я все время заезжаю на бордюры. А еще я частенько проезжаю на красный свет, отчего мой молодой человек приходит в ужас. Надо отдать должное его терпению – он профессионал, за рулем много лет, но никогда не кричит на меня, когда я ошибаюсь, что-то нарушаю, он только спокойно подсказывает, разъясняя, что я сделала неправильно.
– Интересуетесь модой?
– Я бываю на показах, стараюсь быть в курсе тенденций. У меня есть свои предпочтения в отношении одежды, потому что я знаю, что мне идет. Я предпочитаю покупать дизайнерскую одежду от Султаны Французовой либо одежду марок ZARA, MANGO. В одежде мне нравится женственность и минимализм. А еще я фанат обуви и сумок, которых у меня огромное количество, к каждому платью и костюму – свои.
– Каких правил здорового образа жизни вы придерживаетесь?
– Актерская профессия связана с разъездами, со съемками, с ненормированным рабочим днем, когда ты так загружен, что даже не можешь выкроить время, чтобы полноценно пообедать. Когда я только начинала сниматься, была полностью сосредоточена на работе и очень часто перекусывала на скорую руку – заглатывала бутерброды, пока в гримерке мне делали прическу, выпивала чай и бежала на съемочную площадку. В итоге заработала себе гастрит и поняла, что нужно исправлять ситуацию. Я решила вернуться к принципу раздельного питания – не совмещать белки с углеводами, съедать сначала легкую еду, а потом тяжелую и не запивать пищу во время еды. Я отказалась от бутербродов, ем фрукты до обеда, а не после, мясо и рыбу ем только с овощами.
– Вы любите отдыхать, путешествовать за границей?
– Все мои путешествия за границу связаны с гастролями или со съемками. Я была в Америке, Канаде, во Франции. Когда я в Москве, стараюсь чаще выбираться за город – это единственная возможность подышать свежим воздухом. А отдыхать я люблю у бабушки с дедушкой на Черном море – они купили дачу в Краснодарском крае и решили там остаться. Прекрасный воздух, солнце, море, фрукты – все, что мне нужно для отдыха.



«« назад